Previous Entry Share
Брассай- легенды Парижа
alexander_kirn
Оригинал взят у vera88 в Брассай- легенды Парижа


«Он уважал каждого: шлюх и воров, клерков и финансистов. И это видно. Таков и его вкус к жизни, в каком бы виде он себя не проявлял. Как если бы фотографии говорили: «не важно, какова вина в нашем интересе, мы наилучшим образом приняли все, что видим, как часть нашего мира» (мадам Жильбер Брассай)

     
Брассай (Brassai) был действительно необычайной личностью – реализовав десятки своих талантов, он и в старости мечтал о новых достижениях. Он приехал в Париж бедным студентом, а через десять лет открыл абсолютно новый образ этого города. Его альбом «Ночной Париж» (1933) восхитил и удивил весь мир, потому что Брассай был первым, кто не побоялся бродить с камерой по ночным улицам этого города, полным бандитов, проституток, сутенеров, воришек и других обитателей «городского дна». Брассай был пленен атмосферой ночных баров, где постоянно собирались писатели, актеры, художники – беженцы из других стран, ищущие спасения именно в Париже – мировом центре культуры, искусства, самом свободном и раскрепощенном городе во всем мире.

   

Крестили Брассая в Австро-Венгрии именем Дьюла Халас, уже переехав во Францию он взял себе псевдоним по названию родного городка Брассо. Студентом он 3 года учился живописи в Берлине, создал целую серию рисунков – главным образом, ню. Брассай пришел к убеждению, что он должен посвятить свою жизнь искусству, невзирая ни на какие материальные трудности, но считал, что настоящему искусству можно научиться только в Париже. Поэтому в 1924 году Брассай приехал в эту Мекку для творческих личностей. Позже он говорил:

«Цель искусства - возвысить людей до такого уровня, до которого они бы не смогли дойти другим путем»

1939 год. Анри Матисс с натурщицей
1939 год. Анри Матисс с натурщицей

Но лишь приехав на Монпарнас и распаковав свой багаж, парень сразу же забыл об искусстве и полностью погрузился в фантастическую атмосферу города, утонул в ней на несколько лет. Театры и бордели, бары и игровые клубы, новые знакомства и необыкновенные впечатления… Брассай говорил, жизнь его была настолько невероятной и странной, что он и представить себе не мог тогда занятий живописью:

«Каждый квартал Парижа имел свои бордели, большие и маленькие, их контролировали мэрия и муниципалитет. В шестом районе, который включает Монпарнас, Сен-Жермен-де-Пре, Латинский квартал, гордились их наибольшим количеством» (Брассай «Тайный Париж»)

   
Около четырех лет он не творил, а только жадными глотками пил очарование и страх парижских улиц, упоенно восхищался блеском брусчатки и сиянием глаз ночных див. Одновременно с безмерным восхищением и погружением в мир города, Брассай считал Париж «полем боя, где он изучал, как город живет и движется и как движутся вместе с ним люди». Он знал, что именно здесь его талант должен раскрыться:

«У каждого творческого человека есть две даты рождения. Вторая дата - когда он поймет, в чем его истинное призвание - намного важнее первой»

Брассай регулярно занимался французским, чтобы решить проблему языка. Ему нужны были деньги на жизнь, поэтому он рисовал карикатуры во французских и немецких газетах, периодически писал статьи в австрийские, венгерские или румынские журналы на темы, далекие от искусства. Несмотря на все усилия, его финансовое положение оставалось очень трудным, но он не отчаивался. Уже позже, будучи семейным человеком, Брассай постоянно говорил своей супруге в трудные минуты:

«Само решится. Смотри на жизнь смелее. Жизнь — это смелость».

   

Сохранять оптимизм помогало и очарование Парижа. Как только наступала ночь, дневные проблемы уходили на задний план, и Брассай с восторгом присоединялся к парижскому миру художников и интеллектуалов, искателей приключений и дам полусвета – легендарному миру квартала Монпарнас. В течение ночи он беседовал со своим другом Андре Кертесом в «Ля Куполь», потом с Сальвадором Дали и Рибмон-Дессеньем, с Нэнси Кунар, Ман Рэем, Генри Миллером и другими. Именно в этом калейдоскопе ночной жизни и зародилась идея Брассая о проекте «Ночной Париж». Для ее реализации он выбирал именно фотографию:

«Современный мир испытывал серьезнейший голод по фиксированию жизни при самом ее зарождении, в ее мимолетности и без посредничества художника, каким бы он ни был, великолепным или скучным... Потому что даже самые посредственные фотографии несут в себе что-то по-своему уникальное и незаменимое, что-то, чего ни Рембрандт, ни Леонардо или Пикассо не смогут добиться, с чем не смогут сравняться или заменить»

   

Не останавливаясь ни перед чем, Брассай начал исследование ночного мира Парижа. Он купил себе камеру Voigtlander Bergheit, которая снимала на стеклянные пластины. Больше 24 пластин носить с собой было крайне тяжело, поэтому Брассай был вынужден фотографировать любой объект за один-два дубля, даже портреты людей обычно делал с первого раза. Кроме технических трудностей, для фотографа существовала и реальная угроза для его жизни. Хулиганы, сутенеры и другие темные личности были не слишком довольны тем, что Брассай пытался проникнуть в их жизнь. Во многих местах, где фотограф искал сюжеты для съемки, его присутствие было крайне нежелательно, но никакая опасность не останавливала художника ночи:

«Привлеченный красотой зла, таинством низких глубин я все-таки ходил туда. Страсть, овладевавшая мной в стремлении все это сфотографировать, заставляла меня совершенно забыть об опасности»

   

Брассай снимал на улицах проституток и сутенеров, воришек и бандитов. Он заходил в кабаре, где делал фотографии парочек или танцовщиц. Иногда Брассай стучался в двери незнакомых квартир ночью, чтобы попросить хозяина сделать пару кадров из его окна. Он забирался в полуразрушенные дома и на крыши. Полиция периодически арестовывала Брассая просто потому, что не могла понять, зачем это странный человек шатается по ночному городу с фотоаппаратом. Хулиганы иногда преследовали его, разбивали камеру или отбирали сумку. В барах и кабаре к странному пареньку с фотоаппаратом сначала относились с удивлением и опаской, а потом привыкли к его постоянному присутствию и стали воспринимать его как неотъемлемый элемент пейзажа квартала Монпарнас. Местные воришки тоже привыкли к Брассаю, но это не мешало им регулярно обчищать его карманы. При этом фотограф ни разу не обращался в полицию, утверждая, что у него своя цель, а у воров своя. Они дают себя сфотографировать – и это уже хорошо.

   
Результатом всех этих испытаний и творческих опытов стал альбом «Ночной Париж»(1933), который мгновенно сделал Брассая популярным фотографом. Ощутив успех и признание, через два года он выпустил следующий альбом «Парижские удовольствия»(1935) – этот цикл фотографий принес ему успех и за границами Франции. Сам Брассай считал, что работы этих двух лет стали основным достижением его жизни, потому что именно в них он полностью раскрылся. Дальнейшие эксперименты фотографа были направлены на другие объекты, но с уже установившимся взглядом на мир в целом:

«Думаю, что фотография так же богата, как и мир, но для фотографа она ограниченна… Фотограф может изменить свой объект, но изменить себя ему не под силу. Его видение остается тем же. Когда я начал фотографировать, то сделал все, что мог, в течение двух лет. Я себя полностью исчерпал. И пусть по-прежнему могу снимать, но обновить себя уже не могу»


Действительно, фотографии Парижа стали символом творческой карьеры Брассая, хотя потом он снимал и другие объекты, занимался живописью и скульптурой, писал стихотворения и прозу, даже снимал видео. Пикассо называл Брассая прирожденным художником, Миттеран – тонким писателем, сам Брассай признавался, что фотография не была для него главным способом выражения. Он издал книги прозы «История Марии» (1949), «Слова, повисшие в воздухе» (1977), альбомы и мемуарные книги «Скульптуры Пикассо» (1948), «Праздник в Севилье» (1954), «Граффити Брассая» (1961), «Разговоры с Пикассо» (1964), «Неизвестный Париж 1930-х» (1976), «Генри Миллер» (1975), «Художники моей жизни» (1982), монографию о воздействии фотоискусства на творчество Пруста (1997). Также Брассай иллюстрировал книги Бретона и Пере, сделал несколько впечатляющих фотографических задников для балета Превера «Свидание» - их высоко оценили в Париже и Лондоне, где балет ставился в течение нескольких лет. Он снял короткометражный фильм «Пока есть животные»(1956), которая в тот же год завоевала приз в Каннах... Брассай творил практически во всех областях искусства, он постоянно находился в работе, в творческом поиске, но когда его спросили, много ли он работал на протяжении жизни, Брассай ответил смеясь:

«Я? Да я в общем-то никогда и не работал!»


  • 1
(Deleted comment)
посмотрю, спасибо!

  • 1
?

Log in